Сила маленькой церкви

 

Дорогие братья и сестры,

время Адвента прекрасно не только потому, что мы зажигаем свечи, украшаем церкви еловыми ветвями и поем самые красивые хоралы в году. На эти четыре воскресенья у нас очень красивые и вдохновенные библейские тексты. Выслушаем текст для проповеди на 2 воскресенье Адвента:

 

Откровение 3,7-13:

И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет-- и никто не затворит,

затворяет-- и никто не отворит:


знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего.


Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут,-- вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя.


И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле.


Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего.
Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое.
Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам.

 

В книге Откровения Господь обращается к семи раннехристианским общинам, Он кратко подчеркивает проблемы каждой, порицает или хвалит общины.

 

Наш сегодняшний текст поражает тем, что Ангелу Филадельфийской церкви Господь не говорит ни одного критического слова. Церкви в Ефесе, например,Дух говорит:

«Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою», здесь имеется в виду то, что община отошла от принципов веры, которыми жила в самом начале. Ангелу Смирнской церкви Дух тоже напрямую не говорит критики, но есть намек: будут искушения, их надо преодолеть. Ангелу Пергамской церкви сказано: «есть у тебя там держащиеся учения Валаама, чтобы они...любодействовали», ангелу Фиатирской церкви сказано: «ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицей, учить и вводить в заблуждение рабов Моих», ангелу Сардийской церкви сказано: «Бодрствуй и утверждай прочее, близкое к смерти, ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим», а Лаодикийскую церковь все знают как теплую, ни горячую, ни холодную, то есть никакую церковь.

 

Только община в Филадельфии удостоилась неограниченной похвалы. Дух говорит ангелу Филадельфийской церкви: «знаю твои дела, ты сохранил слово терпения Моего». Это было тяжелое время: время преследования христиан и рямлянами, и иудеями, причем преследование было кровавым. А внутри самих общин появлялись многочисленные лжеучения, уводящие от духа Христа. Можно сказать, что все в истории могло бы получиться по-другому, если бы христианство не выстояло бы: расколотое изнутри и подвергающееся нападениям извне, из мира. Но мы видим надежду для христианской церкви, и она светилась в церкви Филадельфии, очень маленькой общины. Мы читаем в Откровении:

«ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего.»

Христианская церковь выжила, потому что были такие маленькие, но верные общины, как в Филадельфии.

 

Это действительно чудо и тайна Бога. Потому что если бы мы, люди, на самом деле творили бы историю, то слабые в такой истории точно не побеждали бы. В человеческом обществе во все времена ценили силу — силу оружия или силу денег, или силу хитрости — но слабость, бедность, простота всегда считались убогими, достойными презрения качествами. И вот оказывается, что убогое и презренное может хранить слово, не отрекается от Бога перед лицом смерти, оказывается верным. Христианская церковь, ставшая впоследствии сама институтом власти, институтом, образующим европейские народы силой оружия и денег, ставшая сама институтом подавления инакомыслящих, выжила в самом начале своей истории благодаря слабым, бедным, забитым до крови общинам. В этом чудо Бога — христианская церковь до сих пор является светом и утешением для миллионов людей не потому, что она когда-то была так сильна или еще сильна в некоторых странах — нет, христианская церковь светит людям, потому что ее истоком является Филадельфия, маленькая, но верная общинка.

 

Текст на сегодняшнее воскресенье — очень сильный текст. Он вдохновляет служить и работать здесь и сейчас, в наше время и в нашем контексте. Большую часть воскресений я провожу именно в маленьких общинах в силу своего служения в церкви: замечательно, когда приходят на службу человек двадцать как в Ярославле, но чаще всего это десять или даже пять человек. В нашем Центральном пропстве это необязательно пять или десять бабушек, чаще всего это по одному человеку от всех поколений. Удивительно, почему эти люди до сих пор приходят на богослужение, почему их волнует то, что им обязательно надо пойти к Причастию, почему они приходят туда, куда мы их зовем — а это или квартира или чужая церковь или бюро культурного центра, немецкого или какого другого — например, Рождество в Ярославле в прошлом году мы отпраздновали в польском культурном центре, потому что было очень холодно в церкви, а немецкие культурные центры не функционировали.

 

Но люди все равно тянутся к церкви. И они не просто тянутся — они начинают потихоньку осознавать силу в своей слабости и бедности. Община Ярославля выполняет строительные работы своими силами, и уже в этом году Рождество состоится в своем доме — в теплом уголке в своей церкви. Другие общины радуются этому и ободряются, и тоже стараются выйти из безвыходного положения.

 

Но какой смысл во всех этих живых историях? Смысл в жизни, жизнеспособности и жизнелюбии христианских общин. Они выживут, потому что выжила когда-то община Филадельфии. Они пригнутся во время бури, а потом выпрямятся, и слава о них пойдет дальше, и это будет благая весть.

 

Для многих людей удивительно то, что посреди Москвы, в центре сложной страны России находится такой собор как наш. Поскольку это главная лютеранская церковь — она такая, какой церковь должна быть — это лицо лютеранской церкви в России. Это радость, что у нас есть все: и колокола, и орган, и красивый алтарь, и резная кафедра, и красивые рождественские венки и рождественские цветы, и свечи. У нас несколько пасторов и много, по сравнению с другими, членов общины (надеемся, будет еще больше). Маленькие общины смотрят на наш собор и радуются — это символ силы для них в их слабости. Поэтому не будем забывать об этом. А наша сила — не в каких-то привилегиях, к которым стремятся многие церкви, не в земле и деньгах, не в особом положении в социуме — наша сила в наших маленьких общинах, в их детской простоте и верности. Они не дают нам очерстветь и не дают нам бояться, они живое напоминание нам о том, что Господь «отворил перед нами дверь, и никто не может затворить ее». Чего же тогда бояться? Сила не в величине, а в верности, в терпении, в постоянстве. В верности Богу и своей церкви в том числе. В терпении несмотря на все вокруг происходящее. В постоянстве своей веры.

 

Сам Господь говорит: «Я возлюбил тебя. И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего».

 

 

Сам Господь призывает нас в эти дни Адвента быть верными, терпеливыми и постоянными -

 так мы удержим наш венец, и никто его не похитит.

 

И все вместе мы, и маленькие общины Центрального пропства, и большая лютеранская община Москвы вместе радуемся пришествию Спасителя и вместе сегодня слышим Его слово:

«Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего».

 

Аминь

 

Бондаренко Елена,

пропст Центрального пропства