3 ноября 2013, Москва

 

Мф 5:

33 Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои.

34 А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;

35 ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;

36 ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.

37 Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.

 

Дорогие братья и сестры,

 

наш текст для проповеди на первый взгляд отрицает клятвы — об этом и пишет Евангелист. Этот отрывок из Библии вдохновлял самые разные христианские течения выступать против клятв, например, квакеров, меннонитов или российских духоборов. Более того, наш классик Лев Толстой, основываясь именно на этом отрывке, писал: «Клятва сама по себе кажется не преступною, но от неё подпадают осуждению и поэтому не клянитесь никак». В чем же вред клятв, и вообще только ли о клятвах идет речь в Нагорной проповеди, из которой и взят наш сегодняшний текст?

 

В эти дни все мы особенно вспоминали Реформацию, два дня назад мы особенно отмечали этот день. Этот год особенный, можно сказать, исторический, потому что наш епископ Дитрих Брауэр два дня назад, в день Реформации, проповедовал в городской церкви Виттенберга, церкви св. Марии — той самой, где проповедовал Лютер, и алтарь которой украшен картинами самого Кранаха. До епископа Дитриха из российских епископов в этой церкви проповедовал только Артур Мальмгрем, это было в начале 20 века. Мне посчастливилось быть свидетелм этого события, поэтому для меня евангельский текст на это воскресенье тесно связан с событиями Реформации.

 

31 октября в Виттенберге были не только праздничные богослужения, на котороые собирались толпы верующих из самых разных стран. В этот день в городе собралось 500 конфирмандов — молодых людей в возрасте 14-15 лет. У них было особое мероприятие: процессия по городу с Мартином Лютером (служителем церкви св. Марии, который великолепно Лютера изображал), а также приветствие нашего епископа. Перед приветствием всем собравшимся на площади перед замковой церковью, на дверь которой Лютер прибил свои тезисы, показали небольшой ролик для молодежи. Темой ролика было: что означает реформация для нас сегодня? Для каждого из нас? Для меня лично? И для меня этот вопрос опять был связан с нашим сегодняшним текстом для проповеди.

 

Иисус сказал собравшимся: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

 

До этого места Иисус рассказал всем о том, кто же блаженны: блаженны плачущие, кроткие, алчущие, милостивые, чистые сердцем. Потом Он сказал всем, что они соль земли и свет миру — верующие в Него не должны прятать свой свет и не должны терять своих особых, отличающих их от мира качеств. А потом непосредственно перед нашим сегодняшним текстом Иисус сказал: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное».

 

Нагорная проповедь Иисуса Христа была самой первой и самой важной Реформацией в мире. Вера в единого Бога уже тысячелетиями существовала в мире, в народе израильском, проявлялась в законе, дарованном на горе Синай. Закон был дан с целью сделать людей более человечными, более любящими, более преданными Богу и Его воле. Однако получилось нечто другое. Вера превратилась в религию, в культ, обросла жертвоприношениями, ритуалами, традициями, дух Закона был утрачен, осталось одно лишь внешнее, и на этом внешнем наживались священники и фарисеи. Дело дошло до того, что никто уже не помнил, зачем были закон и пророки, поэтому Иисус отвечает: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:сия есть первая и наибольшая заповедь;вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.»

 

И в Нагорной проповеди Иисус обличает ложную праведность религиозных лицемеров. Он учит верующих избавляться от религиозного лицемерия, зовет их к честности и простоте: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

Он призывает верующих к любви к Богу и к людям — в этом вся вера, что сверх этого — то от лукавого.

 

Мартин Лютер, к которому восходит наша церковная традиция, поступал так же. Он тоже долго боролся с самим собой, ему нелегко дались его убеждения, на которых он стоял. Он осознал, что церковь его времени отошла от веры и занялась религией, культом, выстроенным уже на человеческих, ложных представлениях о спасении. Поэтому он провозгласил принципы одной лишь веры, одного лишь Писания, одной благодати Божией, в цертре которых находится один лишь Христос, прощающий нас, ведущий и спасающий нас, Христос, истинное основание и истинный глава Церкви. Иной духовной власти быть не может. Как это похоже на евангельские слова: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

 

И вот, день Реформации 2013 года. Воскресенье после дня реформации. Мы все собрались в нашей лютеранской церкви, в центре России, в главном соборе России. Мы пришли сюда по самым разным причинам. Кого-то связывает с лютеранством семейная история. Кто-то посетил концерт в нашей церкви или же какое-то мероприятие общины. Кого-то интересует история церкви и история реформации. И всех нас, таких разных, объединяет одно: поиск. Поиск Бога, который тесно связан также с поиском самого себя, потому что Бог и человек тесно связаны — Бог — творец человека, Бог вдохнул в человека душу, и человек с тех пор не может без Бога существовать.

 

Почему жу все мы ищем Бога и самих себя в нашей лютеранской церкви? Религиозное предложение в мире, а особенно в таких крупных и знаковых городах мира, как Москва, огромно. Богословы даже сравнивают современную религиозную ситуацию с предложением на рынке или с меню в ресторане — можно выбирать, что понравится. Это немного жестко и цинично, но порой бывает именно так. Но только не в лютеранском случае.

 

Я не хочу просто безоснавательно хвалить наше исповедание только потому, что оно наше. Мы не на футболе, и для всех нас важен поиск, а не поддержка своей команды. Просто я верю, что любой честный верующий человек уже спонтанно, даже не осознавая того, лютеранин. Если человек хочет изучать слово Божие на своем родном языке в своей родной культуре — он лютеранин. Потому что Мартин Лютер достиг в истории собственными переводами и трудами, чтобы простые верующие получили доступ к самой главной для христиан книге. Если человек верит в то, что Бог слышит его, когда он к нему обращается, без посредников, без какой-то платы за молитвы, то этот человек — лютеранин, потому что Мартин Лютер, основываясь на Писании, провозгласил священство всех верущих, без посредников, Бог слышит каждого из нас и каждый из нас имеет честь обращаться к Богу как к Отцу. Если человек стремится общаться с такими же верующими, как и он сам, что-то делать вместе со всеми, а также определять политику церкви, то этот человек — лютеранин, потому что несмотря на все исторические потрясения за эти последние пятьсот лет лютеранская церковь во всем мире прежде всего является церковью, состоящей из общин, и основывается на демократическом самоуправлении, в котором участвуют как пасторы, так и избранные миряне. И даже в такой непростой стране, как Россия, лютеранская церковь продолжает основываться на синодальном принципе, и только в нашей церкви всерьез существуют советы общин, пусть со своими особенностями, недостатками, проблемами — но они существуют, и это уже много в стране, где привыкли к разделению на элиту церкви и всех остальных. В лютеранской церкви, в нашей российской лютеранской церкви действительно существует этот демократический принцип и действительно существует понимание священства всех верующих, то есть всех нас, каждого из нас. И это не связано с тем, проповедуем ли мы профессионально, или несем свое посильное служение в церкви, или же просто служим церкви тем, что не оставляем ее, поддерживаем ее своими посильными пожертвованиями, слушаем проповедь наших пасторов и защищаем свою церковь, когда это необходимо.

 

Итак, как говорит нам Иисус Христос: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого». Я желаю всем нам такой простой и честной веры, простого и честного обращения к Богу. И напоследок приведу цитату, очень актуальную для нас, современных людей. Это цитата еще одного великого лютеранина — лютеранина-мученика Дитриха Бонхеффера:

« Если человек полностью отказался что-то из себя изображать — святого или обращенного грешника, или же ревностного прихожанина — тогда человек пролность бросается в руки Божии, тогда человек серьезно думает уже не о своих страданиях, а о страданиях Бога в этом мире, тогда человек действительно бодрствует со Христом в Гефсеманском саду, и я думаю, это и есть вера...» Аминь.

 

Елена Бондаренко,

пропст Центрального пропства