31. Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики,

32. и познаете истину, и истина сделает вас свободными.

33. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?

34. Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.

35. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно.

36. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.

(Св. Евангелие от Иоанна 8:31-36)

 

Мы покупаем в супермаркетах/гипермаркетах массу вещей. Нужны ли они нам?

Интересно, что зачастую самые большой доход имеют магазины не дорогих, но дешевых вещей.  

Нередко после приобретения ненужного мы сожалеем о содеянном и ощущаем себя несвободными к принятию адекватных решений.

Кто-то оглядывается назад и вспоминает о временах дифицита, в которых была своя романтика. Дефицитом, как известно, была не только колбаса. Я вспоминаю, например, как мой отец добывал редкие старинные и новые книги. Какой это был сложный и увлекательный процесс. Сколько потом можно было рассказать не только о сожержании самих книг, но и историй связанных с их приобретением. Подобным образом была приобретена и старинная библия на русском языке, достать которую было сродни добыче драгоценных камней или золота. 

 

Сейчас же проблема дефицита исчезла. Вместо нее пришла идеология потребления и новая форма несвободы. Но так ли уж она нова?

 

Церковь, например, и ранее нередко рассматривали как некий супермаркет дешевой благодати. А соответствующая картина мира напоминала мегарынок возможностей и гиперприлавок мировозрений. На некоторых этапах истории этот рынок был открыт для очень малого числа людей, на других этапах - для более широкого круга.

Такая картина мира формирует и соответствующий образ Бога как бога, стоящего за прилавком или бога успеха для элиты или для масс. Бог в этой картине - это бог как часть системы, сотворенной нами, но не Бог над ней.

 

Совсем иной образ Бога открывает нам Слово Божие. Бог страшен и абсолютен, в Его руках жизнь и смерть. Он всемогущ и вечен, свят и праведен. Он не может быть покорен человеком, но всякий раз покоряет себе людей. Он не подвластен нам, ни нашему разуму, ни нашим чувствам. Мы можем воспринять Его деяние исключительно как великое и благое. Мы воспринимаем Его как Бога порядка, закона и правды подобно тому, как дети воспринимают это в своих любящих родителях.

 

Так Ветхий Завет повествует нам о даровании Закона Божьей правды и постоянной неверности ему человека. 

Но это лишь внешняя сторона. Помимо дарования закона Бог вступил с человеком в завет, то есть в отношения. Эти отношения заведомо не являются равными. Но они получают право на существование. Эти отношения будут таинственными, болезненными и все же благословенными как собственно и любые настоящие отношения. Свойственное им абсолютное неравенство не является ни условием их успешности, ни изначально заложенным непреодолимым препятствием к их существованию.

Подобное можно утверждать и о любых настоящих отношениях.  

При этом мы видим, что человеку проще и понятнее было искать в этих отношениях выгоду, нежели обращаться к Субъекту этих отношений, размышлять о Нем, искать Его. Проще было формально чтить букву закона, нежели размышлять о его глубинном смесле и проникаться его духом. 

Евангелие говорит нам о том, как Сам Бог, Сама истина воплощаются в этом мире во Иисусе Христе. Он творит правду пред людьми во всей полноте и ясности. Он, Божье Слово Истины и Жизни, будет высмеян, оплеван, унижен, избит, судим, обвинен и распят на кресте. 

Человек, таким образом, сдедлал свой окончательный выбор в отношениях с Богом. Он не просто нарушил договор или статьи закона, он предал, высмеял, унизил, судил, обвинил и убил эти отношения. Иными словами человек предпочел жизнь безо всяких отношений. Жизнь в ситуации как будто Бога вообще не существует. Ситуация безбожия, ада разрушает всякие отношения,  в том числе между людьми, и отнимает у человека свободу. 

 

Теперь же вернемся к упомянутому выше изначальному неравенству отношенией человека с Богом. Бог - это Бог суверенный и Бог свободы. Своей свободной волей Он дарит человеку милость ради самого человека, то есть ради самих отношений, из любви (Ин. 3:16).  Бог совершает это не по букве закона, но, как истинный Законодатель, по его духу, зная что закон существует на ради себя самого, но ради человека. 

 

Праздник апостолов Петра и Павла, отмечаемым нами сегодня, напоминает нам о пути от несвободы к свободе. Этот путь прошли как сами апостолы так и названный в их честь кафедральный собор в Москве. В несвободном сознании Савла Бог был системой закона и идеологии.

Савл считал себя защитником Его интересов ровно до того момента как Бог Сам не явился ему и не перевернул его картину мира. Бог оказался выше системы. По законам системы ценностей Савла - он, Савл, потерпел поражение, ошибся, сделал неправильную ставку. Но Бог вместо заслуженной смерти дарит Савлу освобождение, открывая Себя во Иисусе Христе и делает Савла Павлом.

 

Милость, любовь и прощение, проявленные Богом в жертве Иисуса Христа - это все невозможно понять несвободному сознанию. Для несвободного сознания в них нет никакой выгоды, наоборот, в них нет никакого смысла. 

Воплощенная Богом во Христе Истина делает нас свободными, как свидетельствует нам сегодняшний проповедный текст.  

 

Свобода говорит нам не о букве закона, не о выгоде и заслугах, но о даре милости и любви. Здесь речь идет не о том, как выгоднее приобрести место в царстве Божьем, а об отношении с Самим царем. Речь не о том, нужны ли нам, выгодны ли нам эти оношнеия? И даже не о том желаем ли мы этих отношений. А о их жажде, о тоске по Богу. Только свобода, открытая Христом позволяет нам обрести глаза веры/доверия Богу, познать Его характер и исполняться Его Духом.

 

Несвободное сознание Петра тянет его на дно в прямом и переносном смысле, наполняет его сознание гордыней и страхом, его рука тянется к мечу, его слова самоувенны. Он предает свои отношения со Христом, говоря: я не знаю Его. Но не верность или неверность Петра явились основой отношений со Христом. А слезы тоски Петра, достигнутая им цель ученичества - обретение свободы. Голос свободы, голос любви говорил устами Петра с воскресшим Иисусом. И тогда Иисус сказал освобожденному Петру: "паси овец моих."  

 

Епископ Дитрих Брауэр