ЗАКОН И ОПРАВДАНИЕ

2.Кор.3:3-9 Всем видно, что вы и есть письмо Христа, оно написано благодаря нашему служению. И не чернилами, а Духом живого Бога. И не на каменных скрижалях, а на скрижалях сердца из плоти.
И эта наша уверенность перед лицом Бога — благодаря Христу.
И не потому, что мы сами по себе на что-то годимся, что мы можем что-то отнести на свой счет. Нет, наша пригодность от Бога.
Это Он сделал нас пригодными быть служителями Нового Договора, при котором главное не буква, то есть писаный закон, а Дух. Потому что буква убивает, а Дух дарует жизнь.
И если служение закону, который высечен буква за буквой на каменных скрижалях, — закону, ведущему к смерти, просияло такой славой, что сыны Израиля не могли взирать на лицо Моисея, оттого что оно сияло этим блеском славы, хотя то и была слава преходящая,
разве не больше будет слава при служении Духу?!
И если служение закону, ведущему к осуждению, воссияло славой, насколько превзойдет его славой служение тому, что ведет к оправданию?

Дорогие братья и сестры!
Разные христианские деноминации имеют разные законы. Без порядков, догм, канонов и традиций жить не возможно. Они словно дороги, перекрестки, светофоры и указатели, которые призваны обеспечить нам доброе и мирное странствие по жизни. Поэтому люди часто одним из первых задают вопрос такого рода: "можно ли у вас с непокрытой головой?", "разрешается ли приходить в брюках?" или как сегодня в притче "можно ли разводиться?". На некоторые подобные вопросы ответить легче, на другие сложнее. Но что дают все эти ответы человеку? Говорят ли они ему что-то о Боге? 
Смысловой ряд вопросов можно довести до абсурда. Можно, например, спросить: "сколько раз можно пропустить службу", "какая причина может считаться уважительной для пропуска Причастия" и т.д. 

Попробуем отойти от буквы религиозных законов и попытаемся, как нам советует апостол Павел, понять дух этих церковных императивов. 
Когда болеет дорогой нашему сердцу человек, мы не считаем сколько раз мы ходим к нему в больницу, сколько денег потратим и на какие жертвы пойдем. Тем более нам вряд ли прийдет в голову, искать отговорки, чтобы не прийти. Просто потому, что мы не можем поступить иначе. 
Или когда мы готовимся ко дню рождения друга, то тщательно подбираем подарок, не для того, чтобы оценили нас и нашу доброту, а для того, чтобы доставить радость другу. Нас не надо заставлять идти, ноги сами нас ведут туда. 
Дух церковной общины такой. В нем нет запретов ради запретов, его закон - это закон единства во Христе и единства сестер и братьев в вере. Для многих этот закон непонятен. Но он объединяет людей не по принуждению, а по любви. Поэтому все вопросы из разряда: "а можно ли у вас..." теряют смысл в своей абстракции. В каждой жизненной ситуации мы найдем правильный путь только в Боге. Он соединяет, а не разъединяет, лечит, а не убивает, создает, а не разрушает. Он сотворил нас по своему образу и подобию. А значит мы можем жить и действовать в Его духе. А то, как мы выглядим, не должно заботить нас. Пусть нас лучше то, что происходит внутри нас, как не сделаться сердцу черствым, а душе холодной. 
Как устоять перед Богом таким какой Он есть над всеми нашими самыми смелыми религиозными представлениями. В юбке или в брюках, с ногами или без них мы предстоим пред самой истиной и святостью. Сможем ли мы устоять перед ними? Мы можем, конечно, прятаться от них, пока хватит сил, или сдаться. И тогда все вопросы разоблачатся как мелкие страхи, а святость и истина откроют Того, Кому Они принадлежат. 

Закон и законность необходимы для порядка среди людей и сохранения жизни. Это очевидно. Однако, если утрачивается память о Боге как Законодателе, то человек склонен превратить закон во зло. Потому, теряя свою божественную основу, закон теряет смысл и глубину. 
Закон Бога не существует сам по себе безадресно. Он всегда соотнесен с человеком. Всегда обращен к нему. Он сообщает ему информацию об абсолютной правде и самом человеке. При этом даже не столько о его греховности или недостоинстве, сколько о бессмысленности его существования без Бога как источника жизни. Закон призван пробудить в человеке желание близости Бога, Его поиска и обретения. 
Таким образом праведник - это не тот, кто делает сам себя подобным Богу, но тот, кто осознает нужду в нем и воссоединяется с Ним. Ведь Закон Бога существует для всех и сам по себе регулирует не некую духовную сферу человека, а всю его жизнь. При этом не обособленно, а в общении с другими. Исполнение закона не может быть воспринято как духовный путь самосовершенствования. Исполнение закона - это обращенность к другому, к ближнему, движение сердца от себя к ближнему. 

Размышления о законе неминуемо ведут к размышлению о свободе.
Свобода возможна в освобождении. Когда оно происходит? Не тогда, когда мы побеждаем кого-то или преодолеваем. Потому что тогда нами остается несвобода обид, воспоминаний, злобы. Мы по-настоящему освобождаем друг друга, когда прощаем друг друга и принимаем от чистого сердца. Когда, выражаясь словами апостола Павла, "забывая заднее устремляемся вперед". 

Так Бог поступил с нами во Иисусе Христе. В Нем Он-Законодатель по-Отечески обратился к нам с Радостной вестью. Он проявил к нам милость. Настоящую милость, незаслуженную. Потому что Он очень любит своих детей. Он готов не просто оправдать их, но освободить. А свобода не просто манифестация. Свобода требует внутреннего изменения, преображения сознания. И такое преображение произойдет, если мы будем смотреть на Иисуса Христа, если не будем разрушать того, что Бог соединяет воедино. Если будем воспринимать Его не как каменное изваяние, а как живой голос правды, который в первую очередь касается нас и требует от нас. И эта требовательность не иррациональна. Она должна стать действенной силой преображения нас. Ведь любящий Отец не диктатор, но и не безразличный приятель. Отец говорит всерьез и желает быть услышан и воспринят не для того, чтобы поработить волю сына или убить характер. Он хочет подарить самого себя, чтобы сын его жил наполненной жизнью. Чтобы в этой жизни было достаточно теплого и доброго места и для других.

+Дитрих Брауэр