Свет веры

Второзаконие 6,4-9:

4 Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть;  

5 и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими.  

6 И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем.  

7 и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая;  

8 и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими,  

9 и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих.

 

 

Дорогие братья и сестры,

 

конец июня богат праздниками в церковном календаре. Сегодня второе воскресенье после Троицы, 24 июня мы вспоминаем Иоанна Крестителя, 25 июня — день Аугсбургского исповедания, то есть день, когда мы вспоминаем о событиях реформации, о вероучительных документах лютеранской церкви. 29 июня, в третье воскресенье после Троицы, мы будем отмечать праздник нашего собора — день свв. Петра и Павла.

 

Эти памятные дни для нас — как та повязка над глазами, как знак на руке, как надпись на косяках дома и воротах из нашего ветхозаветного текста. Они не только структурируют наш церковный календарь, но и напоминают нам о том, каковы приоритеты в нашей жизни. Мы, члены христианской общины, принадлежим Богу, и это определяет нашу жизнь.

 

Что же такое жизнь с Богом? В нашем мире существует множество ответов на этот вопрос. На улице вас могут поймать нарядные молодые люди и подарить вам брошюру о том, как выглядит жизнь с Богом — картинки в таких брошюрах напоминают качественные рекламы товаров — возьми, пользуйся, и твоя жизнь будет такая же солнечная, вас будут окружать такие улыбающиеся люди, вы не будете одиноки. Есть другие варианты: вы можете присоединиться к какому-нибудь приходу, вокруг будет прекрасная церковная история в музыке, живописи, будет отшлифованная веками литургия, ваша душа обязательно что-то ощутит, но будет оставаться какой-то грустный осадок, чувство недосягаемости чего-то будет вас наполнять, а потом вы пойдете домой, и это чувство станет еще сильнее. Так что же такое жизнь с Богом?

 

Я думаю, ответ на этот вопрос и прост, и очень сложен. Жизнь с Богом есть у каждого человека, потому что каждый человек — творение Божье. Другое дело, как человек реагирует на Бога в своей жизни. Человек может всю жизнь протестовать против Бога и в глубине души чувствовать горечь от своего же протеста. Или человек может прибегать к Богу в сложные минуты своей жизни, а когда жизнь наладится — забыть все, что когда-то так наполняло душу.

 

Мы, члены христианской общины, привыкли к присутствию Бога в нашей жизни. О Нем мы любим читать в Библии и богословских книгах, мы любим говорить о Нем на наших встречах, даже наш отдых, самый светский, не проходит без присутствия Божия. Но это все? И еще вопрос: легко ли нам так жить?

 

Все мы стремимся к гармонии, к свету, к теплу, к пониманию. Но все эти вещи на самом деле очень далеки от глянцевых картинок в светских или религиозных журналах. Все мы уже сталкивались с тем, что купив разрекламированную вещь, мы видели, что она вовсе не так хороша. И сталкивались с тем, что отправляясь в христианскую церковь, мы находили ее далеко не такой, какой представляли: не такой исторической, может быть, или не такой приветливой, или не такой идеальной, или не такой духовной — список будет длинным, он зависит от того, что каждый из нас ассоциирует с церковью.

 

Когда мы стали членами христианской общины, нам было скорее все-таки нелегко, потому что в чем-то пришлось расстаться с иллюзиями, в чем-то привыкнуть к новому для нас. Но пройдя этот первый этап и оставшись в церкви, мы стали больше понимать. И стали ближе к Богу.

 

Это не значит, что мы стали правильнее. Просто мы стали понимать милость Божию гораздо лучше. Мы стали понимать, что Бог не обязан нас любить, но Он нас любит, потому что такова Его безграничная милость. Более того, Бог нас спасает, Он отдал Своего единственного Сына на крест, чтобы спасти каждого из нас.

 

Сейчас лето, и каждый из нас куда-то отправится. Кто-то поедет очень далеко, а кто-то совершит небольшую поездку. В любом случае, даже когда мы заходим в нашем городе куда-то, где нас еще не было — это уже маленькое путешествие. На прошлой неделе группа из нашей общины ездила в Ярославль, это была поездка общины, поэтому многие прогулки были связаны с религиозной жизнью города.

 

Мы заходили в некоторые старинные русские церкви. Глядя на фрески и иконы, мы невольно задавались вопросом: какой же был менталитет у христиан того времени? Их интересовала их душа, они очень много думали о спасении — для них это было важно. Спасение они представляли себе как спасение от вечных мук, как вечное блаженство со святыми в Боге.

 

Так ли часто мы думаем о спасении? Ищем ли мы в Боге именно спасение? Я думаю, да, но только мы ищем каждый день не спасение от вечных мук в будущем, а спасение от бессмысленности бытия здесь и сейчас.

 

Мне нравится наша лютеранская церковь в Ярославле. Сейчас те, кто там был, сразу представят ее себе. А тех, кто там еще не был, я приглашаю ее посетить. Это полуразрушенная церковь. Стоят прекрасные, но потрепанные стены, нет пола, есть цемент и пыль как на стройке, и высокие, полные света окна. Я люблю эту церковь, потому что я именно так представляю себе жизнь в Боге в наше время. У всех нас есть старые корни, наши воспоминания, какие-то похожие на куски старой штукатурки традиции, какие-то полузабытые образы и ассоциации, связанные с верой предков, с церковью тех времен, с представлениями и предрассудками тех времен. Без этой памяти не было бы жизни в настоящем.

 

Как писал чешский писатель-диссидент Милан Кундера: «Если хотят ликвидировать народ, у него прежде всего отнимают память. Уничтожают его книги, его культуру, его историю. И кто-то другой напишет для него другие книги, навяжет другую культуру и придумает другую историю. Так постепенно народ начнет забывать, кто он и кем был. Мир вокруг него забудет об этом еще намного раньше».

 

К счастью, наши руины есть у нас, и это наши корни. Но все мы живем здесь и сейчас, и нашу полуразрушенную христианскую веру заливает свет безграничной милости Божией здесь и сейчас. И в этом спасение. Спасение от бессмысленности бытия, спасение от конечности бытия, спасение от душевных мук здесь и сейчас, и уж тем более, в жизни вечной. Свет Христов заливает полуразрушенные окна и стены нашей веры.

 

Пусть это будет повязкой на нашей руке. Знаком на косяках и дверях наших домов. Будем помнить о прошлом, но будем жить с Богом здесь и сейчас. И будет точно очень много интересного в наших жизнях. И самое главное — будет стабильная почва под ногами. Будет якорь, который не даст нам пропасть.

 

Аминь.

 

Елена Бондаренко

пропст Центрального пропства