Бог дал людям обетование, что при наступлении «полноты времени» пошлёт в мир Искупителя, который возьмёт на себя грехи людей, будет распят и воскреснет в третий день из мёртвых. Иудеи верили и ждали, но странным образом проигнорировали  появление на исторической сцене некоего странствующего учителя по имени Иешуа, который осмелился назвать себя Сыном Божиим. История Израиля пестрила множеством возмутителей всеобщего спокойствия, но только один из них был единодушно предан народом на смертную казнь на кресте. Евреи продолжают ждать прихода Мешиах. Между тем, в горнице тринадцать мужчин празднуют Пасху. Неожиданно один из них, которого все называли Учителем, подавая хлеб и вино ученикам, произносит странные слова: «говорю вам истинную правду: если не будете есть плоть Сына человеческого и не  будете пить Его кровь, не получите жизни. Тот, кто ест Мою плоть и пьет Мою кровь, обрел вечную жизнь — и в последний День Я воскрешу его. Плоть Моя — вот истинная пища, кровь Моя — истинное питье». Бесхитростно, легко и доходчиво Учитель объяснил ученикам исчерпывающую благодать Бога: ежедневные вещи затрапезной восточной жизни – хлеб и вино в Таинстве Святого Причастия становятся Телом и Кровью того самого, которого отверг духовно слепой народ – Мессию, Христа Спасителя, Сына Божия, который  «изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас». В тот вечер отверженный Мешиах установил Святое Причастие, которое напоминает Церкви о совершённом им подвиге вывода малого остатка из рабства греха. Он сделал это ценой своей жизни, ради нашего спасения, а потому в этот день мы говорим ему: «Господа, ты – Сын Бога живого, к кому нам ещё идти?». Таинство Святого Причастия вводит нас непосредственно в гущу Христовых страданий. Это уже не просто информация, это даже не фильм Мэла Гибсона о Христовых страстях, которые разыгрались тысячелетия назад. Это прямое и непосредственное участие каждого из нас в распятии Спасителя – наши не исповеданные  грехи есть те гвозди, тот терновый венец, которые впились в тело Пасхального Агнца Божия, потому что человеческая природа не изменилась со времён Христа. Возможно, эти гвозди не похожи на те, которыми распинали Господа, потому что грех способен трансформироваться, приобретая иные формы, ибо дьявол использует  новые технологии в борьбе за человеческие души. Тысячелетия назад Иуда продал свою душу дьяволу всего-то за тридцать сребреников, да и то не сумел ими воспользоваться. Сегодня люди торгуют своими душами более изысканно, потому что дьявол новейшими методами воздействует на всякого человека стремящегося разделить трапезу с Христом. Я не в силах объяснить вам, каким образом совершается Таинство Пресуществления. Я не знаю, каким образом обычные хлеб и вино становятся Телом и Кровью Господа Спасителя. Ограниченный человеческий разум не в состоянии понять этого. Но неподвластная даже гениальному уму Тайна единения с  Христом легко и свободно открывается в простоте веры. Не ветхозаветные пророки, не апостолы, а сам Сын Божий возвещает нашим душам: «сие есть Тело Мое… сие есть Кровь Моя». Если мы не поверим Единому Безгрешному Сыну Божьему, то чему и кому мы вообще тогда способны верить? Сам Бог, многомилостивый и человеколюбивый, всемогущий и вечный, святой и вочеловечившийся в Сыне Своём Иисусе Христе, встаёт на колени и омывает ноги тем, которые пришли к Нему. Охваченные растерянностью и залитые краской стыда мы стоим перед Ним, протестуя подобно горячему Петру со словами: «Мыть ноги мне?! Никогда!», но слышим в ответ: «Если не вымою, у тебя со Мной ничего общего». Осознавая, что путь Иуды не для нас, мы склонны впадать в другую крайность, крича со всем своим человеческим темпераментом: «Господь! Тогда не только ноги, но и руки, и голову». Мы не понимаем, что такое Кровь и Тело Христовы, мы требуем большего. А большего нет – это всё, что нам нужно! Это высший предел – быть омытым Кровью Господа от всех грехов. И воспринимаем, чувствуем мы это только нашей душой. В нашем исповедании сам Господь склоняется к нам из милости и любви, чтобы очистить наш образ жизни от скверн, чтобы омыть наши души от грехов, чтобы приблизить нас к себе. Право преклониться пред Агнцем не повинность, а высочайшее дарованное Богом счастье освобождения от греховных оков, исцеление от духовных болезней. Нам следует не бежать прочь от Господа, как это сделал Иуда, но устремляться к нему подобно Петру, чтобы прильнуть к его груди подобно Иоанну. Установление Святого Причастия – память о трагедии и победе Сына Божия, почитание Его как Спасителя, укрепление веры детей Бога: дело сделано, нам дарована благодать и жизнь с избытком. На Руси православное христианство тесно переплелось с язычеством, а потому Великий или Чистый четверг связан с множеством народных традиций восходящих к дохристианским ритуалам. Многие из них нацелены на очищение — наряду с душой перед Пасхой требовалось очистить тело и окружающее пространство. Но в христианстве без примесей язычества Чистый четверг – это не порядок в доме или на улице, а время, когда мы с очищенной душой, с просветлённым разумом и умягчённым сердцем приходим в горницу, садимся вместе с Апостолами за трапезу и свидетельствуем свою преданность Христу. Всякий вкушающий Тело и пиющий Кровь Мешиах неизменно воскреснет с ним к жизни вечной. Искренне поздравляю всех вас с Таинством Причастия и желаю, чтобы ваши сердца всегда оставались открытыми для Господа. Аминь
Пастор Александр Редер
17.04.2014